Он умеет (фрагменты)

На официальном сайте группы «Алиса» нашла: «фрагменты интервью Святослава Задерия редактору самиздатовского журнала «Ура бум-бум!» Галине Пилипенко (Ростов-на-Дону)», то есть мне.

Там было пояснение, что: «В этом разделе могут быть выложены материалы еще ДО официальной публикации, и в том виде, в котором их «пропустил» Кинчев. Изредка мы можем давать то, что завизировал Константин и то, что пошло в печать, для сравнения текстов уважаемой публикой».

То есть, видимо. мне надо найти то что я писала и сличить. А пока что так.


— В «Нате» люди часто меняются…

— Да, состав — мы ищем своих. Есть хорошие музыканты, с консерваторией есть, технари есть отличные, а группы как единства духа не получается… Главное не музыкальные способности, а чтобы были свои люди. С Доктором как вышло: я вписал его вокалистом. Он писал стихи о том, о чем мы писали музыку, — мы нашли, что искали. А образование, консерватории — гиблое дело…

— Часто сравнивают твою манеру держаться на сцене и Кинчева, выясняя, кто «первичней». Значит, ты никогда пластикой не занимался?

— Я — нет. Костя работал натурщиком в художественном училище, кажется. Представляешь, раскопать сейчас те рисунки? Потом он был фотомоделью…

— Последний фестиваль грустным был — обидно за «ДДТ», «Алиса» — тоже…

— То, что происходит с «ДДТ» и «Алисой» — результат коммерции. Я тоже свалил с середины «Алисы» и не успел с Доктором поговорить. Его можно понять — дочка, тусовка, ездит. Куча времени уходит. Как-то мы оттянулись славно, утром голова вот такая, ну как у настоящих мужчин…

Смотрю — Костя собирается, куда ты — говорю. Он мне отвечает, нет, пойду домой, мне пеленки стирать надо. Знаешь, и меня как-то это так тронуло… В принципе, у него есть сейчас новая программа, хотя нового в музыке пока не заметно. А раньше мы могли программу и за неделю сделать. И потом Доктор часто вписывается в пролетные вещи типа кино или этого суда с газетой. Ну что могут сделать Кокосову? Посадить?

А клевета чистая, и наглая. На самом-то деле жертва — я (смеется). Все после концерта тогда свалили через запасной, а я иду, как положено, под банкой. Ну меня и повезли в вытрезвитель, до утра. Кстати, знаешь, кто надпись алисовскую, с двумя звездами, придумал? Джоанна, когда рекламировала на Западе «Красную волну», побывала у Энди Уорхала — дизайнера «Битлз», «Роллинг Стоунз» — знаменитый мужик. Он послушал немного запись и на банке грибной подливки написал АЛИСА и две звезды. Так Джоанна банку с автографом и привезла.

— А почему «Магия» стала «Алисой»?

— Алиса — моя кличка. Я ушел, имя осталось и прижилось.

— А почему «Доктор»? В журнале «Свет» НЧ-ВЧ, залетевшем в Ростов, море хохмочек типа: «Вдруг из шкафа вылетает Доктор с клизмой в руке и ну всех лечить, горчичники ставить».

— На самом деле Костя лечить умеет хорошо, поэтому я и назвал его Доктором. Серьезно, он обладает способностями, биополе у него точно есть. И лечить не только в прямом смысле, но он умеет и поговорить с тобой так, что тебе станет легче. Раньше таких людей называли духовниками. Сейчас мне такого человека очень не хватает…

…Тропилло просто показал свои акульи интересы. Такую же историю он с «Энергией» устроил. «Демонический голос» — это Тропилло, непременно. Стал Костю врубать, давайте, мол, сами сведем.

И когда я уехал на время, все и сработалось. А Тропилло, я тебе скажу, сводить не умеет. Как надо было — знал только я. Там много было музыкальных и смысловых пластов, и по распределению частот — тоже тонкости были.

Я приехал, услышал — плохо сделалось — две начальные фразы убраны. Там было нечто вроде театра абсурда, хотя, подспудно, мысль проходила. Звучал голос: «Давайте поднимем это вверх!» и второй голос: «Давайте опустим это вниз!» и третий — разрешающий: «Можно!» А в результате? Женский голос есть, а первые два голоса Тропилло забыл ввести. Вступление превратилось в чепуху.

ак я мог терпеть? Музыка и аранжировки — мои, тексты — Кости. И вдруг — «аранжировка А.Тропилло»- даже Костя опух! Два года ушли просто в ветер!

— Кстати, Слава, «Алиса» — это ветер. Любовь-ненависть-страх-секс, а «ветер» — тоже ключевое понятие для вашего творчества?

— Помнишь, буржуины Мальчиша-Кибальчиша пытают — скажи нам, Мальчиш-Кибальчиш, откуда такая сила? А главная сила — в ветре. Так Доктор говорит, и вообще, для Питера ветер — главное, и просто, если голова болит ветер продует. «Ветер, ветер…» Блок в точку заметил.

— Где?

— То есть как «где»? В «Двенадцати». Ну а что ж еще у Блока-то может быть? (Хитро посмеивается.)

— У Кинчева «мой ветер — вентилятор». Слава, традиционный для нашего журнала вопрос — только теперь смогу задать его автору: «Мы вместе!» — отношение к лозунгу?

— На самом деле это и задумывалось как лозунг — «наша сила в единстве» и как символ объединения двух городов альянс Москвы и Ленинграда. И для нашего с Костей творческого дуэта «мы вместе!» — тоже было лозунгом. Теперь? Я бы без Кости все-таки не стал бы ее петь, хотя аранжировка и моя.

-То, что Костя поет один, тебя покоробило?

— Так Москва же! (Улыбается.)

— Слава, а вот тот жест Кинчев, говорят, взял у Спрингстина?

— Что ты, и лозунг, и жест были еще до подъема Спрингстина. А вообще Костя торчит на «Систер оф мерси», с утра слушает.

…Однажды Сашку (Башлачева), Костю и меня пригласила к себе Пугачева, домой. Идет волна, понимаешь,а она сидит у себя на горе и орешки щелкает. И уже ей опять интересно — что ж внизу-то творится. Такой крутой разговор у нас получился — мы ее к стенке вопросами припирали — будь здоров!

А она ничего, ей это понравилось. В шесть вечера пришли, а в шесть утра ушли. Ну, столик она, конечно, выкатила. Ну и она нас пытала! И, можешь мне поверить — совершенно не толстая, как телевидению удается ей объемов прибавить, я не знаю. С огромными голубыми глазами, сексапильная внешность, я прям затащился!

Спрашивает у нас: какая главная фраза в романе Булгакова?

«Никогда ничего у них не проси!» — Воланд говорит это Маргарите на балу. Если ты ждешь «можно», значит, ты сомневаешься.

Это точно. Когда лизать, извини за выражение, ни фига хорошего не получится.

Галина Пилипенко

1987