Posts Tagged 'поэзия'

Библиобусы разъехались по Ростовской области

В Тарасовском районе Ростовской области более 50-ти населённых пунктов, а библиотеки — ни одной. Но на помощь приходит библиобус, заполненный самыми разными книгами для малышей, подростков и взрослых. Екатерина Рыбакова директор межпоселенческой центральной библиотеки Тарасовского района: «Возим специальную литературу —

Библиобусы разъехались по Ростовской области

В Тарасовском районе Ростовской области более 50-ти населённых пунктов, а библиотеки — ни одной. Но на помощь приходит библиобус, заполненный самыми разными книгами для малышей, подростков и взрослых. Екатерина Рыбакова директор межпоселенческой центральной библиотеки Тарасовского района: «Возим специальную литературу —

Про книжный ценз

Библиотека, университет, магазин — по местам, где живут книги отправились мы. Книги, изданные необычно — говорят сотрудники магазина — продаются лучше других. Вот, например, «сумочка-клатч», она же — роман «Дьявол носит Prada» — о мире моды. Однако сейчас нас интересует

Про книжный ценз

Библиотека, университет, магазин — по местам, где живут книги отправились мы. Книги, изданные необычно — говорят сотрудники магазина — продаются лучше других. Вот, например, «сумочка-клатч», она же — роман «Дьявол носит Prada» — о мире моды. Однако сейчас нас интересует

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 222

Начало Татьяна Лифанова. Качели. Посланные на заклание В этом аду любви Мы честно спросили себя: Для чего же мы рождены? Наших тел гравитация С гравитацией душ Не всегда совпадают. Всё, что важно сейчас, Мы потом забываем. Да, стремились мы вверх

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 222

Начало Татьяна Лифанова. Качели. Посланные на заклание В этом аду любви Мы честно спросили себя: Для чего же мы рождены? Наших тел гравитация С гравитацией душ Не всегда совпадают. Всё, что важно сейчас, Мы потом забываем. Да, стремились мы вверх

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 219

Начало Моцарт Строен, красив, не беден, Все краски хранил в себе Но был интересен не этот, а тот, что стоял в стороне. Весь в чёрном, а ликом светел «Вы Моцарт?» — спросила я . Не Моцарт, не Моцарт, не Моцарт

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 219

Начало Моцарт Строен, красив, не беден, Все краски хранил в себе Но был интересен не этот, а тот, что стоял в стороне. Весь в чёрном, а ликом светел «Вы Моцарт?» — спросила я . Не Моцарт, не Моцарт, не Моцарт

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 218

Начало Снега Снега Нега белого на белом. мелом расчерчен пейзаж — Закат синей рамой окна. А на радиоволне Волнение звуков Фортепьяно Пьяный бреду в белом мелом черчу следы Валерий Кульченко 1965 год Ростов-на-Дону, пос.Дачный, пер.Искрянский 14 Я был дружен с

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 218

Начало Снега Снега Нега белого на белом. мелом расчерчен пейзаж — Закат синей рамой окна. А на радиоволне Волнение звуков Фортепьяно Пьяный бреду в белом мелом черчу следы Валерий Кульченко 1965 год Ростов-на-Дону, пос.Дачный, пер.Искрянский 14 Я был дружен с

О поэте-бродяге замолвили слово

Участник «Заозёрной школы» и человек трагичной судьбы. «Непризнанный гений» — Александр Виленович Брунько, жил без документов и предъявлял милиции измятый  журнал «Дон» со своими стихами и фото. Упекли в Богатяновскую тюрьму — нарушил ведь паспортный режим! Его, как и Бродского,

О поэте-бродяге замолвили слово

Участник «Заозёрной школы» и человек трагичной судьбы. «Непризнанный гений» — Александр Виленович Брунько, жил без документов и предъявлял милиции измятый  журнал «Дон» со своими стихами и фото. Упекли в Богатяновскую тюрьму — нарушил ведь паспортный режим! Его, как и Бродского,

В Ростове-на-Дону «Открыли рот» в шестой раз

Фотокарточка: Дмитрий Посиделов На чемпионате по чтению вслух «Открой рот» жюри оценивало претендентов по двум критериям: мастерство и артистизм —  карточки и шестибальная система. На выступление отводится минута, а отрывки из произведений выбирает создатель проекта Михаил Фаустов,  таким образом, чтобы

В Ростове-на-Дону «Открыли рот» в шестой раз

Фотокарточка: Дмитрий Посиделов На чемпионате по чтению вслух «Открой рот» жюри оценивало претендентов по двум критериям: мастерство и артистизм —  карточки и шестибальная система. На выступление отводится минута, а отрывки из произведений выбирает создатель проекта Михаил Фаустов,  таким образом, чтобы

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 202. Книга первая писем «Феникс».

Валерий Кульченко. «Осень в городе. Трамваи». 1980 год. Холст, масло. В мастерской на Тургеневской в Ростове-на-Дону. Начало «Осень 1975 года. Бабье лето. Наплывает белое облачко на пронзительно синее осеннее небо, нежаркое солнце пробивается сквозь яркую листву клёнов. «Осень выкрасила город

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 202. Книга первая писем «Феникс».

Валерий Кульченко. «Осень в городе. Трамваи». 1980 год. Холст, масло. В мастерской на Тургеневской в Ростове-на-Дону. Начало «Осень 1975 года. Бабье лето. Наплывает белое облачко на пронзительно синее осеннее небо, нежаркое солнце пробивается сквозь яркую листву клёнов. «Осень выкрасила город

О связи знаменитого поэта и Таганрога

Арт-бук. Виктории Барвенко и Светланы  Песецкой (Таганрог). По преданию Екатерина Вторая, проезжая эти места, пожаловалась на жару и велела посадить дубы. «Дубки» — так называется район города Таганрога, где сегодня праздник и люди приносят цветы под названием «дубки». Библиотеке N6

О связи знаменитого поэта и Таганрога

Арт-бук. Виктории Барвенко и Светланы  Песецкой (Таганрог). По преданию Екатерина Вторая, проезжая эти места, пожаловалась на жару и велела посадить дубы. «Дубки» — так называется район города Таганрога, где сегодня праздник и люди приносят цветы под названием «дубки». Библиотеке N6

ВАЛЕРИЙ КУЛЬЧЕНКО. ОСТРОВА ПАМЯТИ. КНИГА ПЕРВАЯ ПИСЕМ «ФЕНИКС». ЧАСТЬ 201

  Валерий Кульченко Начало «Я намалюю гилкой тоби на снигу зайца» Васыль Голобородько «Я нарисую веткой тебе на снегу зайца» перевод с украинского Валерия Кульченко Васылю Голобородько Как видение серое — Эта нагая степь Как мова орусевшая Степная эта речь

ВАЛЕРИЙ КУЛЬЧЕНКО. ОСТРОВА ПАМЯТИ. КНИГА ПЕРВАЯ ПИСЕМ «ФЕНИКС». ЧАСТЬ 201

  Валерий Кульченко Начало «Я намалюю гилкой тоби на снигу зайца» Васыль Голобородько «Я нарисую веткой тебе на снегу зайца» перевод с украинского Валерия Кульченко Васылю Голобородько Как видение серое — Эта нагая степь Как мова орусевшая Степная эта речь

ВАЛЕРИЙ КУЛЬЧЕНКО. ОСТРОВА ПАМЯТИ. КНИГА ПЕРВАЯ ПИСЕМ «ФЕНИКС». ЧАСТЬ 200

Валерий Кульченко. Фото: Олег Захаров.  Начало 1965 год. Старый город. «Осторожно! Неисправная электро-проводка! Причина пожара!». Рекламный плакат изображал искрящуюся розетку, электроутюг, из-под которого вырывались языки пламени. Перепуганные глаза ребнка с коробкой спичек и подпись: «Не оставляйте детей одних! Дети шалят

ВАЛЕРИЙ КУЛЬЧЕНКО. ОСТРОВА ПАМЯТИ. КНИГА ПЕРВАЯ ПИСЕМ «ФЕНИКС». ЧАСТЬ 200

Валерий Кульченко. Фото: Олег Захаров.  Начало 1965 год. Старый город. «Осторожно! Неисправная электро-проводка! Причина пожара!». Рекламный плакат изображал искрящуюся розетку, электроутюг, из-под которого вырывались языки пламени. Перепуганные глаза ребнка с коробкой спичек и подпись: «Не оставляйте детей одних! Дети шалят

Вышла книга о писателе

Однажды писателя спросили: «Почему книгу свою он назвал «Цыган», а не «Казак»? На это писатель, с хитрецой в глазах, ответил: «Прадед мой был цыганом, спал под кустом рябины, отсюда и фамилия пошла наша — Калинины». «Цыган», возможно, самый известный роман

Вышла книга о писателе

Однажды писателя спросили: «Почему книгу свою он назвал «Цыган», а не «Казак»? На это писатель, с хитрецой в глазах, ответил: «Прадед мой был цыганом, спал под кустом рябины, отсюда и фамилия пошла наша — Калинины». «Цыган», возможно, самый известный роман