Читаем

Татьяна Стрельникова. Ищущие зеркало

Портрет Светланы Домусчи Евгений Дмитриевич писал недолго. Этому событию предшествовали знаковые события в собственной жизни… раздумья о фактуре картины, размерах и, конечно же, главной героине, насыщали каждую минуту его, отнюдь, не размеренной холостятской жизни. Он задумал Ее давно… Ещё не

Татьяна Стрельникова. Ищущие зеркало

Портрет Светланы Домусчи Евгений Дмитриевич писал недолго. Этому событию предшествовали знаковые события в собственной жизни… раздумья о фактуре картины, размерах и, конечно же, главной героине, насыщали каждую минуту его, отнюдь, не размеренной холостятской жизни. Он задумал Ее давно… Ещё не

Альберт Данилин — Валерию Кульченко. Из Нижнего Новгорода — в Ростов-на-Дону. Часть 228

Начало Валера! Спасибо за книги!Тёплый художник! Душевный, не потерявший своих корней! Видимо, не зря мы, общавшиеся совсем недолго, всё время чувствовали внутреннюю связь. Нет нет да и вспоминали мы Валерия Ивановича «Курочку» — так звал тебя Серёжка. Здесь в Нижнем

Альберт Данилин — Валерию Кульченко. Из Нижнего Новгорода — в Ростов-на-Дону. Часть 228

Начало Валера! Спасибо за книги!Тёплый художник! Душевный, не потерявший своих корней! Видимо, не зря мы, общавшиеся совсем недолго, всё время чувствовали внутреннюю связь. Нет нет да и вспоминали мы Валерия Ивановича «Курочку» — так звал тебя Серёжка. Здесь в Нижнем

Валерий Кульченко из Ростова-на-Дону — Альберту Данилину в Нижний Новгород. Часть 227

Начало Альберт! Здравствуй, друг близкий и далёкий! Близкий — нас объединяет и сближает общее дело, смысл нашей жизни. Далёкий — потому что у нас, у каждого своя дорога, своя «тропа» в творчестве! Кто-то из наших необычайно креативных друзей, быстро ушли

Валерий Кульченко из Ростова-на-Дону — Альберту Данилину в Нижний Новгород. Часть 227

Начало Альберт! Здравствуй, друг близкий и далёкий! Близкий — нас объединяет и сближает общее дело, смысл нашей жизни. Далёкий — потому что у нас, у каждого своя дорога, своя «тропа» в творчестве! Кто-то из наших необычайно креативных друзей, быстро ушли

Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес. Перевод: Олег Хаславский. Глава 7

Начало ГЛАВА СЕДЬМАЯ СУМАСШЕДШЕЕ ЧАЕПИТИЕ В тени большого дерева перед домом стоял стол, за которым пили чай Мартовский Заяц и Шляпник; между ними сидела Соня, она спала, и двое приятелей использовали её как подушку, облокотившись на неё и беседуя через

Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес. Перевод: Олег Хаславский. Глава 7

Начало ГЛАВА СЕДЬМАЯ СУМАСШЕДШЕЕ ЧАЕПИТИЕ В тени большого дерева перед домом стоял стол, за которым пили чай Мартовский Заяц и Шляпник; между ними сидела Соня, она спала, и двое приятелей использовали её как подушку, облокотившись на неё и беседуя через

Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес. Перевод: Олег Хаславский. Глава 6

Начало ГЛАВА ШЕСТАЯ ПОРОСЁНОК И ПЕРЕЦ Минуту-другую она постояла, глядя на дом и гадая о том, что делать дальше, как вдруг из леса выбежал лакей в ливрее (судя по ливрее это был лакей, тогда как судя по лицу можно было

Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес. Перевод: Олег Хаславский. Глава 6

Начало ГЛАВА ШЕСТАЯ ПОРОСЁНОК И ПЕРЕЦ Минуту-другую она постояла, глядя на дом и гадая о том, что делать дальше, как вдруг из леса выбежал лакей в ливрее (судя по ливрее это был лакей, тогда как судя по лицу можно было

Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес. Перевод: Олег Хаславский. Глава 5

Начало ГЛАВА ПЯТАЯ СОВЕТ ГУСЕНИЦЫ Некоторое время они молча смотрели друг на друга: в конце концов, Гусеница вынула мундштук изо рта и обратилась к Алисе ленивым, сонным голосом. — Ты кто? — спросила Гусеница. Начало разговора было не очень-то обнадёживающим.

Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес. Перевод: Олег Хаславский. Глава 5

Начало ГЛАВА ПЯТАЯ СОВЕТ ГУСЕНИЦЫ Некоторое время они молча смотрели друг на друга: в конце концов, Гусеница вынула мундштук изо рта и обратилась к Алисе ленивым, сонным голосом. — Ты кто? — спросила Гусеница. Начало разговора было не очень-то обнадёживающим.

Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес. Перевод: Олег Хаславский. Глава 4

Начало МАЛЕНЬКИЙ БИЛЛ ПОЛУЧАЕТ БОЛЬШОЙ ПИНОК Это снова возвращался неторопливой трусцой Белый Кролик, с тревогой озираясь по сторонам и как будто ища что-то, и до Алисы донеслось его бормотание: — Герцогиня! Герцогиня! О дорогие мои лапки! О мой мех и

Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес. Перевод: Олег Хаславский. Глава 4

Начало МАЛЕНЬКИЙ БИЛЛ ПОЛУЧАЕТ БОЛЬШОЙ ПИНОК Это снова возвращался неторопливой трусцой Белый Кролик, с тревогой озираясь по сторонам и как будто ища что-то, и до Алисы донеслось его бормотание: — Герцогиня! Герцогиня! О дорогие мои лапки! О мой мех и

Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес. Перевод: Олег Хаславский. Глава 3

НачалоПРЕДВЫБОРНАЯ ГОНКА И ИСТОРИЯ ТОГО, ЧЕГО ЕЩЕ НЕ БЫЛО (А ТАМ КТО ЕГО ЗНАЕТ?) Трудно представить себе более подозрительную компанию, чем та, которая собралась на скамейке — птицы с вывалянными в грязи перьями, животные с мокрой облипшей шерстью — все

Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес. Перевод: Олег Хаславский. Глава 3

НачалоПРЕДВЫБОРНАЯ ГОНКА И ИСТОРИЯ ТОГО, ЧЕГО ЕЩЕ НЕ БЫЛО (А ТАМ КТО ЕГО ЗНАЕТ?) Трудно представить себе более подозрительную компанию, чем та, которая собралась на скамейке — птицы с вывалянными в грязи перьями, животные с мокрой облипшей шерстью — все

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 226

Начало Наивеличайшему Дворянину его Золотого двора и донского творчества Кульченко Валерию в Ростов-на-Дону посылаю письмо. Александр Жданов из Москвы. 1976 год Валера! Что мне судьбы Донского творчества? Бояре, буду я в творчестве 10 000 лет, судьба Донского творчества будет решена

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 226

Начало Наивеличайшему Дворянину его Золотого двора и донского творчества Кульченко Валерию в Ростов-на-Дону посылаю письмо. Александр Жданов из Москвы. 1976 год Валера! Что мне судьбы Донского творчества? Бояре, буду я в творчестве 10 000 лет, судьба Донского творчества будет решена

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 225

Начало Письмо художника Александра Жданова к художнику Валерию Кульченко «Нарисуй одну 1 гениальную картину твой автопортрет с кнутом на бахче. Валерий Кульченко из Калача-на-Дону год гад дракона друга мово и твово 1976 год Вход по сторонам запрещён! И больше чтобы

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 225

Начало Письмо художника Александра Жданова к художнику Валерию Кульченко «Нарисуй одну 1 гениальную картину твой автопортрет с кнутом на бахче. Валерий Кульченко из Калача-на-Дону год гад дракона друга мово и твово 1976 год Вход по сторонам запрещён! И больше чтобы

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 224.

Начало Из цикла писем «Золотое время Валерия Кульченко». Александр Жданов — Валерию Кульченко. «10 000 другу и поэто-прозаику Валерию Кульченко в Ростов посылаю юмористическое письмо — покупай большой замок, а я ясновидящий, много говорить не будем, будем говорить понятно, кто

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 224.

Начало Из цикла писем «Золотое время Валерия Кульченко». Александр Жданов — Валерию Кульченко. «10 000 другу и поэто-прозаику Валерию Кульченко в Ростов посылаю юмористическое письмо — покупай большой замок, а я ясновидящий, много говорить не будем, будем говорить понятно, кто

Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес. Перевод: Олег Хаславский. Глава 2.

Начало ЦЕЛОЕ МОРЕ СЛЕЗ «Чем дальнейшей, тем страннейшей! — воскликнула Алиса (она была так изумлена, что на мгновенье даже забыла, как следует правильно изъясняться по-английски), — сейчас я выдвигаюсь, как самая большая на свете подзорная труба! Прощайте, ноги!» (Потому что,

Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес. Перевод: Олег Хаславский. Глава 2.

Начало ЦЕЛОЕ МОРЕ СЛЕЗ «Чем дальнейшей, тем страннейшей! — воскликнула Алиса (она была так изумлена, что на мгновенье даже забыла, как следует правильно изъясняться по-английски), — сейчас я выдвигаюсь, как самая большая на свете подзорная труба! Прощайте, ноги!» (Потому что,