Амстердам. Фотогрфиня Галина Пилипенко

Ростовчанка у левого уха Ван Гога

Амстердам. Фотогрфиня Галина Пилипенко

Амстердам — живи сам и давай жить другим

Есть ли человек, который, ну никак, совсем никак не представляет себе страну, куда он отправляется? Вот и я рисовала в своем воображении маслом – старые, потемневшие от времени мельницы, акварельно-нежные, хрупкие тюльпаны и громко-звучно стучащие деревянные сабо – Голландия.

Странно, но продукты –  в прямом смысле в виде голландского сыра с  дырочками  и переносном — вроде кинематографичного «Стрелочника» и иных умственных результатов – для меня мощью стереотипа не обладали.

Итак, Ростов-Берлин-Амстердам. Местную унылость нашего аэропорта опускаю – чего портить настроение воспоминания о резервационных табличках, указывающих подданным Узбекистана, Таджикистана, где им кучковаться в ожидании рейса и где получать пожитки.

Есть ли сейчас в какой-либо другой стране надписи для «товарищей негров»?

Стыковочного часа в столице Германии хватает только на побродить по дьюти фри. Парфюмерно-шоколадно-сигарное пространство запоминается предложением продегустировать водку «Абсолют» — чуть мутноватую от тоника и плавающих  полупрозрачных кубиков …авокадо? Постепенно тонущий ингредиент  оказывается очищенным от кожуры…огурцом! В Берлине!

Боинг, как ему и полагается, закусывает мной — одной из пассажирок . В голове её  торжествует мысль про то, что русское завсегда побеждает (как добро зло, а правда – кривду), а в животе тепло.

Курс на Нидерланды, о чём и сообщается на чистейшем голландском языке, представляющем на слух коктейль немецкого и английского. Видимо, история взбивала его на совесть, пару веков, так что вкус – не поймёшь.

Ну и ладно – образованы – по лингвистической части голландцы так, что любой прохожий объясняется на английском, французском и немецком.

Вернусь, пока не забыла к символам. На поверку оказалось, что пасторальности – те же тюльпаны завезены китайцами! Пусть и бог знает сколько веков назад, но все же! Как матрёшки в Россию!

Китайцам же Голландия обязана появлению «Кофе-шопов» и «Смарт-шопов». Здесь курят отнюдь не кофе, это  места легального употребления лёгких наркотиков. А все дело в том, что китайская же  мафия несколько лет назад «подсадила» голландцев на серьёзно-тяжелые препараты – героин, ЛСД, кокаин, экстези.

Амстердам. Фотогрфиня Галина Пилипенко

Амстердам. Фотогрфиня Галина Пилипенко

В итоге – колоссальный  рост безнадёжных наркоманов и криминала. И тогда правительство придумало программу по спасению душ, тел и экономики. Врачи согласно покивали головами в белых шапочках – мол – от марихуаны вреда не больше, чем от алкоголя.

Теперь героиновых наркоманов в Голландии не более 4 процентов от населения. А экономика ликует – от туристов, поглощающих пирожные с гашишем  (спейс кейки), покупающих леденца с каннабисом, псилоцибиновые грибы расфасованы  по 25 граммов и надписями 3D– личный кинотеатр в пластиковых коробочках. А также майки, сувениры, презервативы с резным зеленым листиком и узаконенные пять граммов травы, которые, как праздник, всегда могут быть с тобой – отбою нет.

Все предусмотрено рукой цивилизации – от описания ожидаемых эффектов в сознании, до деления товаров на классы – для новичков, для тех, кто не впервой и для опытных пользователей.

Больше всего меня позабавил запрет: среди курящих траву в кофешопах, нельзя дымить сигаретами – с 2008 года! И алкоголь – тоже.

Можно приносить наркотики с собой, а употреблять на улицах – тоже низзя! Хотя я сделала фото – «Сообразить на троих по-голландски» — три недопотреблённых  чупа-чупса с коноплей на парапете канала неподалёку от кофе-шопа.

Наркотики курят и вдали от отведенных мест — кажется — весь город пропах коноплёй, хотя мог бы – благоуханьем цветов. Это поразительная вещь – в январе – руки, ноги и хвосты коченеют от холода, а на улицах цветут анютины глазки, розы, шиповник, абрикосы…

Плюс ежегодный Кубок Каннабиса где делятся передовым опытом коноплеводы и совместно потребляются косяки. Мы на него не попали – он проходит в ноябре.

Плюс каждодневно открытый Музей Марихуаны.

Можно ли Амстердам по числу каналов сравнить с нашим Питером – не знаю, лень ковыряться и сопоставлять цифры. Просто кажется, что число водных артерий и улиц – равно. Конечно же, мы выбрали не гостиницу, а жизнь на воде. Лодку (чтобы вас поняли, надо говорить хаус-бот) забронировали по интернету, 50 процентов аванса внесли также. Лодка качается (как я представляла) в престижном районе Борнео (любила я в детстве Стивенсона – «Остров сокровищ», «В дебрях острова Борнео»).

Амстердамский Борнео населяют удачливые адвокаты и биржевые маклеры. Здесь, как и во всем городе, не принято занавешивать окна – поэтому вы движетесь по улицам, как по страницам ростовского журнала «Номе magazine» — жизнь на виду  — интерьер в различных стилях – одни из-за обилия книжных стеллажей Карим Рашид бы поругал, другие – минималистические – превознёс бы.

Подумала – какое раздолье для папарацци и… не смогла вспомнить ни одного звёздного персонажа, «сделанного в Голландии». Кроме Тео Ван Гога. Но и того убили. Не смотря на многочисленные угрозы,  провокативный кинорежиссёр не то, что окна, даже дверь не закрывал.

Окна похожи на витрины магазинов мебели, если б не копошились там подданные королевы  Беатрикс.  Состояние публичного одиночества.

Вот книгу читают, тут посуду моют, тут телик смотрят. Считается, что этот обычай идет с пуританских времён – мол – смотрите-смотрите – ничего ТАКОГО мы не делаем. Впрочем, спален, я не видела. Да и проститутки в районе Красных фонарей когда чем-то ТАКИМ заняты – задёргивают штору.

Домашними интерьерами гордятся – это принято. Неприличным считается ездить на огромных машинах типа джипы и на новых, дорогих велосипедах. Не аллё и все тут – хоть у вас денег и больше, чем дырок в сыре.

Зато велосипеды претерпевают безумные апгрейды – их украшают листьями, рисунками, цветами!…

Так вот после обмена любезностями в виде аванса от нас и подробной карты, иллюстрирующей, что мы в 15 минутах расслабленной ходьбы от центра, владельцы лодки рассказывают нам, где именно на мостовой лежит «коврик, а под ним ключ».

И мы договариваемся о встрече – нас просят только об одном – не в первой половине дня – у хозяев двое детей и их нужно отвести и забрать из школы. Мистер В. и мистер… его жена. Как тут забудешь, что Нидерланды – страна узаконенных гомосексуальных отношений?

Семья мужчин позаботились обо всем необходимом в лодочных апартаментах – WiFi,  телевизор, музыкальный центр, посудомоечная и стиральная машина, регулируемое отопление, душ с подсветкой, массажем,  с радио и цветомузыкой и струей из десятка, что ли, разновидностей… Вся мебель, посуда и свечи – из «Икеи»… И что разве не прав был мой любимый Чак Паланик, написавший в «Бойцовском клубе» — наша Библия – каталог магазина «Икея»?

На приветственной доске – портреты мелком наших хозяев – папы и папы?

Хаус-бот-аппартаменты не качает – то, что называется лодкой, на самом деле домик на воде, держится на сваях. Как и весь Амстердам. К нему, как трап, ведут мостки – с одной стороны, а с другой – открытая терраса. Держитесь, друзья мои – протяни руку и раздели свой завтрак с лебедями.

Они плавают вокруг – лебеди, чудеса, утки и неизвестные моим скудным зоо-познаниям грациозные черные красавицы с белым хохолком. Монашки.

Люся Андрейченко и лебеди, чудеса, утки

Люся Андрейченко и лебеди, чудеса, утки…

Считается, что голландцы лучше изображают еду на холстах, чем готовят ее, поэтому мы ходили в китайские рестораны. Невыносимо прекрасен вкус пельменей из рисовой муки с незаморожеными (?)   креветками. А их размер поражает воображение.

китайский ресторан в Амстердаме

Но мне стало понятно: подходящая  страна. Мой фетиш – рыба – фиш.

Это произошло в тот незабываемый умо и желудоупомрачительный момент, когда я увидела селёдочку, продающуюся на каждом углу – так же, как у нас зловредные хот-доги!

Тарелочку снабжают ломтиками серебряной рыбки, приправленной лучком – не как у нас – кольцами, а мелко нашинкованным и пару кругляшек соленого огурца! Все это одноразового, то есть на раз съедаемого великолепия венчает зубочистка – она же вилка с флагом страны в окружении прям-таки выпрыгивающих из тарелки омега три жирных кислот. Местные доказывают, что настоящий смак в мае – когда сельдь особенно нежна характером. Но мне и зимой понравилась. Единственное, что огурец  оказался извращенцем – сладким на вкус! Но это проблема многих северных стран – сказала мне подруга, пытаясь поймать мелкий лук зуботычкой  — она, прожившая год в Швеции — знает.

 

Амстердам. Фотогрфиня Галина Пилипенко

Интересно выяснить связь поедания селедки в любой  приспичивший момент и сердечных заболеваний. Но некогда – полезно сердцу и все тут – иначе не успеть попробовать второе уличное блюдо. Картошку. Ее не морозят, а режут и жарят – тут же. Наученные путеводителями просим с национальным – ореховым — соусом. Мистер прищуривается хитро – уточните еще раз – с каким именно … из 95 (!) сортов…

Картошка, еще пузырящаяся маслом подается в кулечках – как у нас бабки из  газетки «Ва-банк» (бесплатная  потому что) делают кулёчки и продают семечки с «соусом» из типографского свинца.

Так же, кстати, поступают и в Одессе, только там продают мелких, как семечки, сушеных креветок.

И в Амстердаме – белоснежный, пленкой покрытый конус кулечка. Внутри. А  снаружи дизайнерски воспроизводит газетную страницу…

Амстердам. Фотогрфиня Галина Пилипенко

Очереди  наблюдаются в Амстердаме двух типов – в кофе-шопы  и в музеи – жертвы требуют искусства.

Музеи надо видеть – понятное дело. Если в городском музее современного искусства я еще могла что-то сфотографировать для вас, ну и для себя – на добрую память, то в музее Ван Гога снимать можно только в двух местах – со специально увеличенным портретом великого безумца (я сфоткалась рядом с его уцелевшим левым ухом) и в магазине сувениров.

Пока не меня наводили объектив, вспомнила строчку из ростовского поэта Сергея Медведева: »Я – правое ухо Ван Гога. Я — кладбище слов».

Где все от велосипедов до кружек и зонтиков расписано а ля Ван Гог. Купленная там кофточка с цветущим миндалем, глазами Ван Гога, стоит в десяток раз выше такой же, но не в музее приобретенной.  Утешает, то, что деньги пойдут, надеюсь, на реставрацию здания.

Устройство музея сражает – похож на музей Гуггенхайма в Америке (виденный мной в фильме «Интернэшнл» Тома Тыквера).

Есть комната художника, полностью – предметы туалета, кровать, книги подобранные и расставленные так, как он изобразил на картине.

Еще понравились небольшие сенсорные панели – дотрагиваешься и под твоими пальцами проступает невидимая  доселе  картина Ван Гога – от бедности и желания рисовать художник писал одну картину поверх другой.

В музее стоит смотреть не только на полотна, но и под ноги, чтоб во-время переступить – там и сям валяются дети. Кто-то просто приобщается к живописи,  лёжа на паркете, кто-то в наушниках – плейеры с лекциями на входе. На русском голосов в коробочках нет, кстати.

С детьми в музей пускают без очереди.

Если помните, Ван Гог отрезал себе ухо ради любви проститутки. Подумалось – до сих пор барышень нетяжелого поведения – целый квартал. А  ван гогов?

Зато на улицах стоит не только под ноги смотреть, но и вверх – на деревья и по сторонам. Городские дизайнеры такие великие выдумщики. Вот на дереве железный человек – пилит сук, на котором (на которых) же и сидит. И ни запах опилок, ни табличка не предупреждает вас о его присутствии!

Можно пробежать мимо скамейки, где уже расставлены шахматные фигурки. Навсегда неподвижно. Каменные потому что.

Есть и известные памятники – например, геям и лесбиянкам. Это розовый мраморный треугольник на воде.

Как евреев в концлагерях помечали желтым кругом, а секс-меньшинств – розовым треугольником.

На памятнике мы застали подарки? Свадебные? Букет из множества белых роз в виде доллара, бутылку «Столичной» водки и записку Деду Морозу: «Дорогой Дед мороз, признайся, ты тоже гей?».

Амстердам. Фотогрфиня Галина Пилипенко

Амстердам. Фотогрфиня Галина Пилипенко Амстердам. Фотогрфиня Галина Пилипенко

 

А половая дискриминация в стране все же есть – с древних времен существуют ажурные, из металла выкованные круглые кабинки – туалеты на свежем воздухе для мужчин. Пиво, как и в Чехии, здесь популярный напиток.

Перед праздниками для мужчин же завозятся дополнительные передвижные писуары! Но для дам не предусмотрено ничего дополнительного!

Ну, ничего, в конце концов, как сказано неоновыми буквами на одном их зданий Адстердама – «Иисус любит тебя».

Тем сердце и успокаивается  – Ваша Голландина — Галина Пилипенко.

П.С. фото добавила здесь: Ростов- Амстердам. И обратно

Иисус любит теюя

Иисус любит тебя.

Ретро-туалет до сих пор безотказен

Ретро-туалет до сих пор безотказен.  Но вот дискриминация – только для мужчин.

Завсегдатай «кофе-шопов»

Завсегдатай «кофе-шопов». У нас таких называют иногда – хиппи, порой — бомж.

Очередь в «Кофе-шоп»

Велопарковка у Центрального вокзала рассчитана на 7000 великов

Велопарковка у Центрального вокзала рассчитана на 7000 великов

На вокзале – в лютый голландский январь встретила чубзика в босоножках.

 

Галина Пилипенко - то есть я у левого уха Ван Гога. Музей В Амстердаме.

Галина Пилипенко — то есть я у левого уха Ван Гога. Музей В Амстердаме.

 

Исторические дома выстраивались с крюками на крышах и фасадные части их наклонены вперёд – чтобы поднимать грузы. Ими пользуются до сих пор!

Для голландцев жить в домах на воде не выгодно – налоги гораздо выше, а до Великой Отечественной, наоборот в «лодках» селились те, у кого разбомбили дом или неимущие

Женщина на корабле – к несчастью – говорят поверья. А коровы – ничего. Только б спутниковые тарелки не сбивали.

Неофициальный слоган города – живи сам и давай жить другим.

Именитые дизайнеры не придерутся – и сумочки и туфли из шоколада
Именитые дизайнеры не придерутся – и сумочки и туфли из шоколада

Именитые дизайнеры не придерутся – и сумочки и туфли из шоколада

Амстердам. Фотогрфиня Галина ПилипенкоАмстердам. Фотогрфиня Галина Пилипенко