Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес. Перевод: Олег Хаславский. Глава 8

Начало

КОРОЛЕВСКАЯ КРОКЕТНАЯ ЛУЖАЙКА

Большое розовое дерево росло у входа в сад: цветы на нём были белые, но три садовника прилежно перекрашивали их в красный цвет. Алиса нашла это довольно любопытным и подошла поближе, и в этот момент она услышала, как один из садовников сказал: — Поаккуратней, Пятёрка, хватит поливать меня краской!

— Я-то здесь причём, — мрачно огрызнулся Пятёрка, — если Семёрка всё время пихает меня под локоть.

Семёрка поднял на него глаза и сказал: — Правильно, Пятёрка, всегда вали вину на другого.

— Уж тебе-то лучше бы помолчать, — сказал Пятёрка, — я вчера своими ушами слышал, как Королева пообещала отрубить тебе голову.

— За что? — спросил первый из говорящих.

— Это не ТВОЁ дело, Двойка, — оборвал его Семёрка.

— Нет, ЭТО его дело, — возразил Пятёрка, — и я ему скажу: за то, что он принёс на кухню луковицы тюльпана вместо горького лука.

Семёрка отшвырнул кисть и начал было: — Ну, знаете ли, из всех несправедливостей… — как взгляд его упал на Алису, которая стояла рядом, разглядывая компанию, и он вдруг осёкся, остальные тоже оглянулись и все склонились в низком поклоне.

— Не скажете ли вы, — как-то робко спросила Алиса, — зачем вы красите эти розы?

Пятёрка и Семёрка ничего не ответили, но посмотрели на Двойку. Тот заговорил почти шёпотом: — Видите ли, сударыня, нам следовало посадить КРАСНЫЕ розы, а мы по ошибке посадили белые. Если Королева узнает об этом, она отрубит нам головы, знаете ли. Так что, сударыня, мы делаем всё возможное, чтобы до её прихода… — в этот момент Семёрка, который с беспокойством вглядывался в сад, воскликнул: — Королева! Королева! — и все трое садовников мгновенно бросились ничком на землю. Раздался звук множества шагов, и Алиса обернулась, чтобы увидеть Королеву.

Впереди шли десять вооружённых солдат, все они были одеты в форму, как и три садовника, продолговатые и плоские с руками и ногами по углам, за ними десять придворных, украшенных бриллиантами, они маршировали по двое, как и солдаты. За ними следовали царские дети — их было тоже десять, украшенные сердечками малыши тоже шли по двое, держась за руки и весело подпрыгивая на ходу. Следом появились гости, в основном короли и королевы, и среди них Алиса узнала Белого Кролика, он что-то нервно тараторил, улыбаясь всем собеседникам, и проскочил мимо Алисы, не заметив её. Далее проследовал Валет Червей, несущий на малиновой бархатной подушечке Королевскую Корону, и в завершение торжественной процессии явились Король и Королева Червей.

Алиса засомневалась — а не стоит ли ей уподобиться садовникам и тоже пасть ниц, поскольку она не могла припомнить никаких правил поведения в присутствии царственных особ. Но ей пришла на ум мысль — а к чему тогда процессия, если лежащие на земле вниз лицом всё равно её не увидят? — и она осталась стоять в ожидании дальнейших событий.

Когда процессия поравнялась с Алисой, шествие остановилось, и Королева спросила строго: — Кто это? — Она обращалась к Червовому Валету, который в ответ только улыбнулся и отвесил поклон.

— Идиот, — сказала Королева, нетерпеливо вскинув голову и, обращаясь к Алисе, продолжила, — Как тебя зовут, дитя?

— С Вашего позволения, Ваше Величество, меня зовут Алиса, — очень вежливо сказала Алиса, но про себя добавила, — Да ведь это же всего-навсего колода карт, с какой стати мне их бояться?

— А ЭТО ещё кто? — спросила Королева, указывая на садовников, лежащих вокруг розового дерева: поскольку, сами понимаете, они лежали вниз лицом, а рубашки у всех карт в колоде одинаковы, она не могла взять в толк, кто перед ней — солдаты, придворные или трое из её собственных детей.

— Мне-то откуда знать? — отвечала Алиса, удивляясь собственной смелости, — и вообще это меня не касается.

Королева побагровела от ярости и, бросив на неё свирепый взгляд, взвыла как зверь: — Отрубить ей голову! Отрубить…

— Чушь! — сказала Алиса. Королева молчала.

Король положил руку ей на плечо и робко сказал: — Подумайте, моя дорогая: она всего лишь ребёнок!

Королева возмущенно отвернулась от него и сказала Валету: — Переверните их!

Валет осторожно ковырнул их ногой.

— Встать! — взвизгнула Королева, — и трое садовников мигом вскочили на ноги и принялись кланяться Королю, Королеве, королевским детям и всем остальным без разбору.

— Прекратить! — закричала Королева, у меня от вас голова кружится, — и, поглядев на розовое дерево, продолжила, — что вы здесь делаете?

— С позволения Вашего Величества, — смиренным тоном сказал Двойка, опускаясь на одно колено, — мы пытались…

— Вижу! — отрезала Королева, разглядывая розу. — Отрубить им головы! — и процессия тронулась в путь, оставив трёх солдат для расправы над несчастными садовниками, которые бросились к Алисе за защитой.

— Вы не должны быть обезглавлены! — сказала Алиса и положила их в стоящий рядом большой цветочный горшок. Солдаты послонялись минуту-другую в поисках беглецов и неторопливо отправились вслед остальным.

— Ну что, отрубили им головы? — крикнула Королева.

— Осмелюсь доложить, Ваше Величество, головы исчезли, — крикнули в ответ солдаты.

— Отлично! — крикнула Королева, — Вы умеете играть в крокет?

Солдаты молчали, глядя на Алису, как будто вопрос в действительности относился к ней.

— Да! — прокричала Алиса.

— Вперед! — прокричала Королева, и Алиса присоединилась к хвосту процессии, с удивлением думая о том, что будет дальше.

— Это, это очень хороший день, — раздался робкий голос рядом с Алисой. Это был Белый Кролик, который с беспокойством вглядывался в её лицо.

— Очень, — сказала Алиса, — а где Герцогиня?

— Тише, тише, — затараторил кролик вполголоса. Говоря это, он с тревогой оглядывался через плечо, потом привстал на цыпочки и прошептал прямо в ухо Алисе, — Она приговорена к смертной казни.

— А зачем? — спросила Алиса.

— Вы сказали: — Какая жалость? — переспросил Кролик.

— Нет, — сказала Алиса. — Ни о какой жалости и речи нет. Я спросила — зачем?

— Она надрала королеве уши, — заговорил Кролик. Алиса хихикнула. — О, тише, — прошептал Кролик, — Королева может услышать! Видите ли, она несколько запоздала, и Королева сказала…

— Все по местам! — громовым голосом прокричала Королева, и народ стал разбегаться во все стороны, спотыкаясь, кувыркаясь и натыкаясь друг на друга. Однако постепенно всё пришло в порядок, и спустя минуту-другую игра началась. Алиса подумала, что в жизни не видала такой забавной площадки для крокета: это были сплошные бугры и канавы, шарами служили живые ежи, молотками — живые фламинго, а солдаты были вынуждены сложиться пополам, чтобы, встав на руки и ноги одновременно, изобразить из себя воротца.

С самого начала главной трудностью для Алисы оказалась управление своим фламинго. С большими усилиями ей удалось затолкать его себе подмышку — с одной стороны спущенные ноги, с другой — красиво выпрямленная шея. Это оказалось довольно удобно. Но как только она собиралась нанести удар по ежу, как шея изгибалась и голова фламинго оказывалась на уровне лица Алисы и принималась смотреть ей в глаза с таким озабоченным видом, что Алиса не могла не расхохотаться. Алисе приходилось начинать всё сначала, но тут оказывалось, что ёж дал дёру, а догнать его не было никакой возможности, повсюду бугры да канавы, к тому же солдаты при приближении Алисы разбегались кто куда. В конечном счете — хотя и довольно скоро — Алиса пришла к выводу, что крокет — это в самом деле очень трудная игра.

Играли все одновременно, не соблюдая никакой очередности, игроки постоянно ссорились и дрались из-за ежей, так что вскоре Королева пришла в совершенную ярость и отправилась восвояси, топоча ногами и крича поминутно: — Отрубить ему голову! — или — Отрубить ей голову!

Алиса начала испытывать серьёзное беспокойство: хотя у неё ещё не было никаких препирательств с Королевой, они могли случиться в любую минуту, и бог знает чем это может — думала она — обернуться в конечном счете. Они так любят рубить здешнему народу головы, что странно, что хоть кто-то ещё остался в живых.

Алиса уже стала подумывать о том, как бы это удрать понезаметней, но тут заметила в воздухе нечто весьма любопытное — вначале ЭТО озадачило её, но через пару минут она улыбнулась и сказала себе: — Да это же Чеширский Кот! Наконец-то будет с кем поговорить.

— Как дела? — сказал Кот, как только его рот проявился настолько, что обрел способность разговаривать.

Алиса подождала когда появятся глаза и кивнула в ответ. — Бесполезно, — подумала она, — заводить разговор пока не появятся уши или хотя бы одно из них. Спустя минуту появилась вся голова, Алиса отложила фламинго и стала делиться впечатлениями об игре радуясь тому, что наконец нашла слушателя. Кот решил, что головы будет вполне достаточно для беседы и больше проявляться не стал.

— Не думаю, что это достаточно честная игра, — начала Алиса жалобным голосом, — они все так страшно ссорятся, не разобрать ни слова, и похоже, что у них тут нет никаких правил, а если и есть, то никто их не соблюдает. Вы не представляете себе, какая неразбериха происходит из-за того, что весь инвентарь живой — например, надо бы мне пройти через воротца — а они уже отправились гулять на другой край лужайки. Собралась влупить по ежу Королевы, он тут же удрал, как только завидел моего.

— Как тебе нравится Королева? — спросил Кот негромко.

— Никак, — сказала Алиса, — она настолько… — тут Алиса заметила, что Королева стоит рядом и внимательно слушает их разговор, и продолжила, — хорошо играет, что не оставляет другим никаких шансов, и, похоже, пора мне заканчивать игру.

Королева с улыбкой удалилась.

— С кем это ты разговариваешь? — спросил Король, приближаясь к Алисе и разглядывая кошачью голову с крайним любопытством.

— Это мой друг, Чеширский Кот, — сказала Алиса, — позвольте представить его Вашему Величеству.

— Ни в коем случае, — сказал Король, — Впрочем, если хочет, может поцеловать мне руку.

— Я бы предпочел не делать этого, — заметил Кот.

— Не дерзи, — сказал Король, — и не смотри на меня так! — Говоря это, он спрятался за спину Алисы.

— Коту разрешается смотреть на короля, — сказала Алиса. — Я читала об этом в какой-то книге, не помню, правда, в какой.

— Ну что же, всё равно ему здесь не место, — сказал Король убежденно и обратился к проходящей мимо Королеве: — Друг мой, извольте распорядиться!

У Королевы было единственный способ разрешения проблем, больших и малых, поэтому она сказала: — Отрубить ему голову!

— Я сам сбегаю за палачом, — сказал нетерпеливо Король и поспешил прочь.

Алиса подумала было вернуться на лужайку и посмотреть, как идёт игра, как до неё донесся возмущенный голос Королевы. Это был уже третий смертный приговор игрокам, чья вина состояла в том, что они пропустили свою очередь. Всё это ужасно не нравилось Алисе — игра была в разгаре, но царила такая суматоха и неразбериха, что она никак не могла понять, не её ли сейчас очередь, и она отправилась на поиски своего ежа.

Тот ввязался в драку с другим ежом, и это была прекрасная возможность нанести удар сразу по обоим дерущимся, но проблема состояла в том, что фламинго перебежал в другой край сада, и Алисе оставалось только следить за его безуспешными попытками взлететь на дерево.

В конце концов, Алисе удалось поймать фламинго, драка к тому времени кончилась, и оба ежа скрылись из глаз. — Но это вовсе неважно, — подумала Алиса, — поскольку все воротца опять разбежались кто куда. Она запихала фламинго подмышку, чтобы тот опять никуда не делся, и отправилась обратно с тем, чтобы поболтать с приятелем.

Вернувшись она к своему удивлению обнаружила целую толпу, собравшуюся возле Чеширского Кота. Случился спор между палачом, Королем и Королевой, все они говорили одновременно, тогда как остальные безмолвствовали, картина было довольно удручающей.

Стоило Алисе появиться, как все обратились к ней с просьбой разрешить вопрос, но — так как все трое говорили разом — Алисе было довольно трудно понять, о чём вообще идёт речь.

Аргумент палача заключался в том, что невозможно отделить голову от несуществующего тела, ему прежде не приходилось делать ничего в этом роде, а в его возрасте поздно было бы начинать учиться подобным вещам.

Король исходил из того, что всё имеющее голову может быть обезглавлено, и нечего тут болтать всякие глупости.

Довод Королевы был таков: если дело не будет сделано немедленно, то головы она отрубит всем до единого — это замечание заставило всю компанию обеспокоиться уже всерьёз.

Алисе не пришло в голову ничего кроме как предложить обратиться непосредственно к Герцогине, так как Кот состоял в её собственности.

— Она в тюрьме, — сказала Королева и обратилась к палачу, — Доставить её немедленно. — Палач умчался стрелой.

Как только он убежал, голова Кота стала исчезать, Король и палач заметались в поисках беглеца, тогда как остальные вернулись к игре.

Дальше